ТОМСКИЕ ПОРТАЛЫБизнес|Красота и здоровье|Отдых, туризм|Город70Online Media - сайты и программы

Александр Уваров: «Наша страна живёт в каменном веке»

Нужно ли томским студентам обязательно ехать на учёбу за границу? Чему они там научатся и, главное, смогут ли применить полученные знания в России? И так ли уж нужен для хорошей карьеры двойной диплом, полученный в родном вузе и, одновременно, в вузе другой страны?

Каждый из томских университетов ищет ответ на эти вопросы самостоятельно, нащупывая свой путь в пока ещё туманной перспективе. Вырваться за рамки российской образовательной системы, сотрудничать с европейскими и американскими вузами, ездить за границу в рамках студенческого или преподавательского обмена – задача заманчивая, но сложная. И результат не всегда оправдывает усилия, затраченные на выполнение этой задачи.

Сотни миллионов рублей из государственного бюджета были потрачены вузами Томска в рамках национального проекта «Образование» на заграничные поездки в последние несколько лет. Десятки профессоров и преподавателей объехали полмира, увидели немало достопримечательностей, некоторые даже выучили за это время иностранные языки… Но повлияло ли эта возможность ездить, встречаться с иностранными коллегами, даже привозить их в Томск для чтения лекций, на реальное качество образования? Ответить на этот вопрос вряд ли кто сможет. Серьёзного анализа никто не проводил, так что как студенты, так и сами преподаватели могут опираться только на субъективные ощущения. И всё же ездить за границу учиться надо, считает Александр Уваров, проректор по инновационному развитию и международной деятельности Томского университета систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР). Без этого у нас никогда не наступит настоящий век инноваций.

- Как часто у студентов ТУСУР появляется возможность провести хотя бы неделю или целый семестр в вузе другой страны?

- Академические обмены – это пока наша нереализованная мечта. Такие возможности у студентов есть, но в микроскопических масштабах. Это пока точечные, иногда личностные, иногда родительские устремления. Но нет системы, причём не только в нашем вузе, но и в любом другом вузе России.

- Почему так?

- Потому что непросто это организовать, во-первых. И, во-вторых, непросто потом применить полученные за границей знания. Привезти их сюда можно, а «продать» эту информацию, эти знания непросто. Нашей стране нужно для этого ещё вырасти. Мы же не интегрированы ни в культурное, ни в языковое, ни в экономическое пространство Европы. Граница между нами и европейцами очень чёткая, она идёт по всем параметрам. Они нас не воспринимают, мы им не нужны. И мы, в общем-то, не рады им. Нас не волнуют проблемы Греции, Англии, Германии… Для большинства российского населения это страны - как будто на другой планете, потому что у нас всего около десяти процентов людей выезжали за границу хотя бы как туристы. То есть 90 процентов ни разу не были за границей, у них нет такой возможности. Мы, как нация, пребываем ещё в диковатом состоянии. Пока даже купить обычную квартиру, которая уже не соответствует требованиям 21 века, может только небольшая часть населения. Для людей мечтой является возможность иметь свою квартиру… В этой ситуации говорить об академических обменах тяжело. К тому же академические обмены предполагают одинаковые условия для сторон. Если мы едем, например, к французам, и они создают адекватные условия для учёбы и исследовательской работы, то мы должны им создать такие же условия здесь. А мы этого не можем.

- Тем не менее, в каждом вузе Томска есть отделы по международной работе, существуют официальные партнёрства с иностранными университетами…

- Конечно, есть, как без этого? Мы стараемся поддерживать и развивать те инициативы, те ростки, которые всё-таки пробиваются. И мы очень интересны для специалистов за рубежом – на Тайване, в Японии, Америке… Мы очень необычная с их точки зрения страна, с богатым экологическим ландшафтом, который можно загаживать ещё в течение целого века… У нас есть огромное преимущество – территория. Если вы хотите разместить завод в Японии, у вас это не получится. Не только потому, что нет денег. Его физически негде построить. Японии постоянно приходится отвоёвывать землю у моря. Голландия тоже сражается за свободную территорию… А у нас - огромные неосвоенные пространства! Поэтому ставить задачи по сотрудничеству с иностранными вузами нужно, можно, и кое-что у ТУСУР получается. Мы реализуем программу двойных дипломов с Эмпайр-Стэйт-Колледжем Университета штата Нью-Йорк, этим летом ждём первого бакалавра с двойным дипломом. Наш студент заканчивает обучение в Америке и получает два диплома, российский и американский. По этой программе сейчас ежегодно обучается около десяти человек из Томска, но выпускник первый.

- Скажите, а что такого может дать короткое пребывание в иностранном вузе, чего не даёт за пять лет вуз родной страны?

- Студентам надо ездить для того, чтобы расширять кругозор, общаться с другими культурами, учить языки. И для того, чтобы пережить культурный шок. Приехать в другую страну, поговорить с людьми, походить по компаниям, пообщаться с университетами, пожить в семье… После этого начинаешь понимать – есть, что развивать в нашем Отечестве. Мы для себя в ТУСУР сформулировали, что наш приоритет – экспорт высоких технологий. Но если мы хотим продать что-то в Китай, на Тайвань, в Америку, то просто сидя в Томске, мы этого никогда не сделаем. Если мы не разговариваем на их языке, не знаем их культуру, их цен, их обычаев, и при этом говорим: «Что-то у нас экспорт не развивается», это же глупо! Поэтому мы создаём томскую диаспору за границей, контактируем со своей диаспорой и через неё пытаемся выйти на те или иные рынки. Так мы делаем в Европе, в Силиконовой долине и на Тайване. Вот пока три таких площадки мы наметили, и понемногу их развиваем.

- То есть пока основная цель – изучить культурные различия России с теми странами, с которыми ТУСУР хотел бы сотрудничать и куда хотел бы продавать свои технологии?

- Да, нужно ездить пока хотя бы для этого. Посмотреть, как там люди общаются, как они проводят рабочий день, как одеваются, как говорят друг с другом и как улыбаются друг другу. Важно увидеть, например, как в Германии обращаются с мусором, что они с ним делают, почему у них везде стоят четыре контейнера для разных видов мусора, а не один… Всё это нужно для того, чтобы те идеи, которые человечество уже лет 100 как использует, наконец-то дошли до нас. В Томске мы достаточно часто произносим словосочетание «умный дом». Но что это такое, мы на самом-то деле не знаем!

Я прихожу в Красный дом и говорю: «Красный дом, ты умный?» - «К сожалению, пока ещё не очень». Перемещаюсь в Белый дом, говорю: «Белый дом, с умом у тебя как?» – «Ну, знаешь, проблема у меня с умом…» Мы пока не можем даже реализовать такую простую вещь, как режим «день и ночь» в отоплении. У них в офисах ночью девять градусов тепла, а к семи утра автоматически поднимается до 21 градуса. Там это обыденность. А мы приглашаем сюда профессора по этим умным домам, и он говорит: до тех пор, пока я регулирую температуру в гостиничном номере методом открытия и закрытия форточки зимой, вы, со своими заявлениями про какие-то инновации здесь, просто смешны. Мы должны это понимать! Мы должны общаться с людьми из других стран для того чтобы увидеть себя. Поэтому даже если студенты уезжают на зарубежные стажировки всего на 10 дней, это тоже важно. Сейчас мы со второго курса отправляем некоторых ребят в Кембридж, в Стэнфорд, на Тайвань – на 10 дней или на три недели, кто-то на шесть месяцев уезжает. Это необходимо для их личностного роста. И для них культурный шок уже в прошлом. Они владеют английским, они говорят по-китайски, у них нет проблем с общением. Именно с такими людьми есть небольшой шанс продать наши высокие технологии за границу.  

- Куда студенты ТУСУР ездят охотнее всего?

- Для начала мы едем с первокурсниками в Новосибирск на «Интерру». Это инновационный форум, который проводится раз в году, в сентябре. Мы с ребятами ходим по новосибирскому Академгородку, по институтам, работаем в научных секциях. Это первый шаг. Там у студентов стоят простые задачи. Они должны активно работать на конференции. До докладов на первом курсе они ещё не выросли, но каждый обязан задать вопрос. И это не просто – встать в аудитории, где сидит сотня специалистов, и сказать, что ты что-то не понял или, наоборот, имеешь мнение… И так шаг за шагом мы ведём ребят к новому уровню. И когда, например, на конференции в Мадриде они делают доклады на английском языке перед большой аудиторией, а потом отвечают на вопросы по докладам, это определённая эволюция. Ес ли человек всё время обучения просидел в Томске, ни с кем не общался, не участвовал в дискуссиях, ему будет тяжело работать в современном мире. Мы пытаемся воспитывать открытых людей. Они общаются со звёздами науки мировой величины, ездят в Стэнфорд – это Мекка инноваций, то, к чему надо стремиться.

Как можно, сидя в Томске, понять аромат Силиконовой долины? Как можно узнать, что такое мировые инновационные центры, если вы там не были? Силиконовая долина имеет свой шарм, где мальчики и девочки, студенты, встречаются и говорят о стартапах. Если у тебя нет своей идеи, своего проекта - ты какой-то неправильный, немощный, что-то у тебя нарушено… У нормального молодого человека должен быть проект, должна быть идея, и какой-то драйв, чтобы её реализовать… Все хотят получить кредит, инвестиции, хотят что-то купить, продать, обменяться, съездить, посмотреть… Это рождает культуру, которая существует в Америке уже больше 40 лет, а для нас это как глоток нового, свежего воздуха. И люди, которые зарядились этим воздухом, это уже немного другие люди.

- Но люди, которые получили этот глоток свежего воздуха, потом наверняка стремятся уехать и дышать полной грудью там?

- Конечно, стремятся. А что делать, если здесь всё запрещено? Очевидно же, что у нас трудно заниматься бизнесом, тем более хайтек-бизнесом. На Западе каждая крупная корпорация считает правильным поддерживать мелкие студенческие проекты, небольшие семейные бизнесы, и лучших потом забирает себе. Крупные компании сознательно создают конкурентную среду, выращивают кластер компаний. И попробуйте прийти в какую-нибудь российскую высокотехнологическую корпорацию и спросить: можно я тут возле вас буду расти, а вы посмотрите, насколько удачно у меня это получается. Это же невозможно! У нас империи не взаимодействуют с малым бизнесом. Есть стена между ними. Что касается университетов, то в Европе или Америке они призваны быть посредниками, мостом между бизнесом, наукой и государственной властью, некой «точкой доверия» – посмотрите на Университет Беркли, Стэнфордский университет, Массачусетский технологический институт… А у нас представители власти про университет вспоминают два раза – когда идут выборы, и надо отправить студентов голосовать, и когда племянника надо на бюджетное место устроить… Дыхание свободы и взаимопонимания, которое есть в Европе и Америке, пока не осмыслено в России.

- Ну как же, сейчас так много говорится про инновации, и на университеты в этом вопросе вроде как возлагаются основные надежды…

- Мы ещё живём в каменном веке, когда деньги, предназначенные на инновации, идут на дороги, на какие-то сооружения. Потом наступит, видимо, железный век, когда будет покупаться оборудование. И только потом начнётся век, который посвящён развитию и обучение людей. Хотя именно с этого и надо начинать.

 

Интервью: Ирина КОРНЕВА     



20 Июля 2011 | Томск, образование

Написать комментарий

Уважаемые пользователи. В связи с тем, что в последнее время наш сайт подвергся массированному нашествию спамеров, мы вынуждены запретить комментирование для незарегистрированных пользователей. Мы понимаем, что это делает комментирование неудобным, и работаем над тем, чтобы максимально упростить процесс регистрации.

Надеемся на вашу поддержку.

Регистрация | Вход для зарегистрированных пользователей

Просмотров: 1468 Рейтинг: 0 авторизоваться
Каталог Томского интернета